Полынь~
К нам, одинокие, грустные,
к нам, в темноте заплутавшие,
белые, серые, русые,
в зимнюю стужу озябшие!
Бей, барабан, веселей!
Всех наш костер обогреет,
грусть и тревогу развеет.
Бей, барабан, веселей!
Пламя поярче раздуем,
машем хвостами, танцуем.
Бей, барабан, не молчи
в черной холодной ночи!

— Хватит с меня черной ночи! — воскликнул Муми-тролль. — Нет, не хочу слушать припев. Я замерзаю. Мне грустно и одиноко. Хочу, чтобы солнце вернулось!
— Но как раз поэтому мы и зажжем нынче вечером большой зимний костер, — сказала Туу-тикки. — Получишь свое солнце завтра.
— Мое солнце! — дрожа повторил Муми-тролль. (с.)

Интересно то, что к нашему житию-бытию Большой Зимний Костёр приписать вообще никак нельзя. Муми-дален находится за полярным кругом, и солнца зимой там действительно нет. Где именно примерно находится долина в представлении Туве Янсон мне не понятно. Парк развлечений в Финляндии, где стоит муми-дом, расположен в городе Наантали, но этот Наантали - на самом юге, где полярной ночью и не пахнет. Хотя, я бы всё равно туда съездила.
Всё-таки интересно, брала Янсон какую-то местность или район для прототипа Муми-далена? Хотелось бы выяснить. По моим скромным предположениям, это самый-самый север Ботнического залива, ибо выше ни Финляндия, ни Швеция, выходов к морю не имеют. Между тем, в этих широтах полярный круг только начинает вступать в свои права. Но да, о полугодовых дне и ночи говорить можно. Интересно, есть ли в этой местности горы, прототипы Одиноких?
Возможно, что долина Муми-троллей вообще не имела никаких прототипов. Почему нет?

Большой Зимний Костёр Туу-тикки и все зимние звери разжигали ночью, в предверии того утра, когда солнце первый раз покажется из-за горизонта. Традиция, что в общем понятно, имеет много общего со скандинавским праздником - Днём Зимнего Солнцеворота. Кстати, летом, на Иванов День, скандинавы так же издавна жгут большие костры, и это действо тоже совершал Муми-тролль - в компании Фрекен-снорк и Филифьонки, в повести "Опасное лето".
Однако, мне почему-то не хочется их сравнивать. Современный костёр финнов и Большой Зимний Костёр таинственных зверей - совершенно разные вещи для меня. Барабаны огромного костра Муми-далена, прыгающие тени, неуловимые зимние призраки - всё это так же атмосферно, как и вся "Волшебная зима".

Этой древней таинственности мне никогда не достичь. Поэтому я не буду подавать друзьям идею поехать в лес и разжечь Большой Зимний костёр. Будет весело, но ни фига не то.
К тому же, чего его зажигать? Солнце у нас и так светит, хотя и мало :)
А весну можно будет встретить и на Масленице. Там, вообще-то, тоже костры жгут.

А весну уже хочется. Сегодня постелила подаренное родителями постельное бельё - с рисунком из одуванчиков. Оно настолько потрясающее, что мне уже захотелось тепла ^^ Но не настолько, что бы не радоваться зиме. Всё-таки, моё любимое время года.
Наверное поэтому из всего цикла "Волшебная зима" - моя самая любимая часть, которую я никогда не устану перечитывать. Эх, если бы можно было попасть ненадолго в книгу...

...Муми-тролль зажег керосиновую лампу, поднялся на чердак и открыл слуховое окошко. Луна еще не показывалась, но долина была залита слабым светом северного сияния. Внизу у моста двигалась целая вереница факелов, окруженная пляшущими тенями. Они направлялись к морю и к подножию горы.
Муми-тролль с зажженной лампой в лапах осторожно спустился вниз. Сад и лес были полны блуждающих лучей света и неясного шепота, а все следы вели к горе.
Когда он вышел на морской берег, луна стояла над ледяным покровом моря белая как мел и ужасно далекая. Что-то шевельнулось рядом с Муми-троллем, и, нагнувшись, он увидел сердитые светящиеся глаза малышки Мю.
— Сейчас начнется пожар, — засмеялась она. — Мы спалим весь лунный свет.
И в тот же миг над вершиной горы взметнулось ввысь желтое пламя. Туу-тикки зажгла костер.
Он занялся мгновенно. Взвыв, как зверь, костер вспыхнул снизу доверху багровыми языками пламени: отблески его трепетали на зеркальной поверхности почерневшего льда. Коротенькая сиротливая мелодия пронеслась у самого уха Муми-тролля — то мышки-невидимки, опоздав, спешили попасть на эту зимнюю церемонию.
Их маленькие и большие тени торжественно скользили по вершине горы. И вот начали бить барабаны. (с.)